Авторы:
 

Жизнь Тайного короля Германии

Опубликовано: 12 мая 2010

Фигура Вилигута бесконечно туманна. Никому не известный в начале XX века в Австрии, в 30-х он публиковал свои идеи лишь в мелких журналах, а уже в 1933 году вошёл в SS Гиммлера, где занимался написанием приватных докладов своему начальнику. Из-за скудных сведений сложно точно оценить его роль и степень влияния на оккультную культуру Германии начала XX столетия.

Ранний период
(1866-1919)


К тому времени, как роль Вилигута стала значимой в истории оккультизма центральной Европы, он уже достиг зрелых лет. Свою первую книгу, «Seyfrieds Runen» («Зайфридские руны») он опубликовал в возрасте 37 лет, в чине капитана австрийской армии.

Немногое известно о его жизни до этого момента: он увидел свет 10 декабря 1866 года в 23.00, в Вене, в семье армейского офицера во втором поколении Франца Карла Вилигута, родившегося в Будапеште в 1838 году. По некоторым источникам, отец Вилигута имел высокое положение в имперских кругах (Мунд 1982:13-14), и был переведён на полицейскую службу после брака. В возрасте четырнадцати лет Карл Мария пустился по стопам отца и деда, и поступил в Имперский кадетский корпус в венском районе Брайтензее. В декабре 1884 года он был зачислен в 99-ый пехотный полк в Мостаре, в Герцеговине. Военная карьера Вилигута быстро шла в гору, и четыре года спустя он получил звание лейтенанта, ещё четыре года спустя – старшего лейтенанта, в 1903 году – капитана, а десять лет спустя – майора. Во время Первой мировой войны Вилигут служил на восточном фронте, где отличился в тяжёлых боях. К концу войны был повышен до звания полковника (Oberst). В последовавшем за «Великой войной» крушением Австрии, Вилигут вышел в отставку 1 января 1919 года и обосновался в резиденции в Зальцбурге.

В годы, предшествовавшие Первой мировой, Вилигут был активен и в иных сферах жизни.

В 1907 году он женился на Мальвине Лойтс фон Троенринген, родившей ему двух дочерей, Гертруду (1907) и Лотту (1910). Двойней с одной из дочерей был рождён и сын, умерший в младенчестве. Смерть сына должна была сильно повлиять на Вилигута, ведь, по его словам, семейная традиция Вилигутов может быть передана только старшему сыну (Мунд 1982: 16).

Тогда же активно развивалась и мысль Вилигута – в 1903 году были опубликованы «Зайфридские руны». Это эпическая поэма, пересказывающая легенду о короле Зайфриде рабенштайнском. Легенда имеет географическую привязку к бассейну реки Дыи, притоке Моравы. В предисловии, датированном 1902 годом, Вилигут предоставляет общий обзор этой истории, а  также собственное природно-мифологическое толкование её. В 1908 году, согласно Мунду (1982:18), Вилигут записывает «Девять заповедей Got, записанные впервые после книгосожжения Людовика Благочестивого». Примерно в то же время Вилигут знакомится с Теодором Чеплем, членом венского Ordo Novi Templi (ONT) Йорга Ланца фон Либенфельса. По всей вероятности, Вилигут был введён в венские эзотерические круги своим кузеном, Вилли Талером, входившим в окружение Либенфельса.

Что ещё касается членства в «орденах»: известно также, что Вилигут вошёл в Schlarrafia, квази-масонскую ложу в 1889 году. Николас Гудрик-Кларк отмечает, что ложа эта, по-видимому, не имела никаких связей с националистическими эзотерическими группами либо идеями (1985: 179). В ложе Вилигут получил имя Lobesam, «Достойный похвалы». Этим именем он подписал первое издание «Зайфридских рун». Он поднялся до ступени Рыцаря и должности канцлера, а в 1909 году вышел из ложи. Ввиду того, что нам известно об отношении национал-эзотерических групп к масонству и квази-масонству, кажется правдоподобным предположение о том, что выход Вилигута из Schlarrafia стал результатом влияния членов ONT, с которыми он познакомился годом ранее.

Вена в начале двадцатого века являла собой благодатную почву для эзотерического национализма. В этой области наиболее важными и влиятельными фигурами города были Гвидо фон Лист (1848-1919) и Йорг Ланц фон Либенфельс (1874-1954). Отношения Листа и Либенфельса были дружественными, и оба они были закадычными друзьями одних и тех же кругов правящей элиты. Либенфельс значится в членских реестрах Общества Гвидо фон Листа, а Лист поименован близким другом ONT. Более молодой Ланц должен был быть хоть в какой-то мере подвержен влиянию старшего, более почитаемого Листа, с 1870-ых издававшего в Австрии литературные и фольклорные труды, и к 1908 году образовавшему вокруг своей личности настоящий культ. В период с 1908 по 1919 годы Лист издал целую серию работ, обрисовавших его видение рунного и лингвистического мистицизма. 1907-1908 годы были важны и для Либенфельса, потому что именно тогда его ONT (основанный в 1900 году) стал принимать определённые формы.

Отставка и заключение
(1919-1927)


В годы, последовавшие за отставкой Вилигута из австрийской армии в 1919 году, он, по-видимому, углубился в эзотерические штудии. Понятно, что Ланц фон Либенфельс, памятуя о потенциале Вилигута, дал Чеплю задание возобновить контакт с полковником. Чепль посещал того трижды, и даже провёл с ним семь недель в Зальцбурге зимой 1920-21 годов (Гудрик-Кларк 1985: 180).

В докладе Либенфельсу Чепль сообщил о вере Вилигута в то, что он является «тайным королём Германии», как наследник  Ueiskuning, или «святого клана». Более того, Вилигут утверждал, что Библия была изначально написана в землях Германии, а потом, посредством неточных переводов и умышленного искажения обрела привычный современности вид. В качестве прощального подарка полковник записал Чеплю стих, озаглавленный «Deutscher Gottesglaube» («Немецкая вера в Бога»), якобы содержащий «всю сущность доктрины ирминического христианства».

Где-то в начале двадцатых годов Вилигут стал всё более втягиваться в дела политические. Он стал редактором журнала «Der eiserne Besen» («Железная метла»), целью которого было разоблачение заговоров евреев, масонов и римских католиков (в особенности иезуитов) (Гудрик-Кларк 1985: 182).

Годы эти были тяжёлыми. Отношения Вилигута с женой, со времени смерти их сына, всё ухудшались. В психологическом и финансовом отношении послевоенные годы также стали испытанием. Кажется, брак расстроило, то, что Вилигут забросил финансовые интересы (в особенности лесопильные предприятия, которыми ранее занимался в партнёрстве со старым армейским знакомым), а также проявлял всё возрастающий интерес к эзотерике – в итоге жена попыталась добиться признания полковника недееспособным и подлежащим содержанию в заведении для душевнобольных.

29 октября 1924 года в Зальцбурге, когда Вилигут сидел с друзьями в кафе, к нему подъехала карета скорой помощи, и появившиеся санитары насильственно заключили Вилигута под стражу, даже заставив его надеть смирительную рубашку. В отчёте, заполнявшемся год спустя, основными причинами последовавшего заключения Вилигута должностными лицами были указаны его необычные космологические и религиозные идеи, включавшие также представление о том, что он «знает свою родословную вплоть до Водана».

Во время «госпитализации» Вилигут сумел восстановить связь с коллегами из национал-эзотерических кругов. Наиболее примечательными среди них были Эмиль Рюдигер, Фридрих Тельчер, Фридрих Шиллер (ONT) и некоторые члены Общества Эдды (основанного Рудольфом Джоном Горслебеном), например, Вернер фон Бюлов, Рихард Андерс и Кэте Шефер-Гердау. 

Освобождение и служба в SS
(1927-1939)


После освобождения в начале 1927 года Вилигут оставался в Зальцбурге, и принимал посетителей из Германии (круг Общества Эдды) и из Вены (в основном, братья ONT). Именно в этот период Вилигут явил свои «Halgarita-Sprüche» («Речения Хальгариты»), большая часть которых была передана ученику Эмилю Рюдигеру в 1928-29 годах. Осенью 1932 года ему нанесла визит фройляйн Фрида Доренберг. Она стала членом NSDAP даже раньше Гитлера (номер её членского значка – 6), и порой её называли «совестью партии». Также она являлась членом Общества Эдды, и обладала глубоким пониманием эзотерических вопросов. Именно она, в сотрудничестве с другими членами Общества, организовала тайный побег Вилигута в Германию под вымышленным именем. Теперь, когда его дочери выросли и стали самостоятельными, он получил свободу и от присмотра властей, сбежав в Австрию в 1932 году, где стал тайно жить подле Мюнхена в пригороде Богенхаузен. Здесь он стал распространять своё учение в рамках эзотерического круга «Freie Söhne der Nord- und Ostsee» («Свободные сыновья Северного и Балтийского морей»). В это время под псевдонимом Ярл Видар6 он стал писать материалы для журнала «Hagal» (изначально носившего название «Hag All All Hag»), переводы которых даны в этой книге.

Вилигут, которому теперь было уже далеко за шестьдесят, был хорошо принят и обрёл значительное уважение в этих völkisch кругах. Вероятно, какой-то частью эти почести были обязаны его долгой армейской службе в боях «Великой войны». Именно старый друг Вилигута Рихард Андерс, к тому времени уже член SS, поспособствовал знакомству старого полковника с райхсфюрером SS Генрихом Гиммлером. Национал-социалисты пришли к власти в Германии 30 января 1933 года. В том же году Вилигут и Гиммлер впервые встретились в Детмольде на конференции Nordische Gesellschaft. Чуть погодя, в сентябре 1933 года, Вилигут и сам вступил в SS под псевдонимом Карл Мария Вайстор. Автобиография, написанная им в 1937 году на имя Карл Мария Вилигут-Вайстор, упоминает об эпизоде из его прошлого, когда он был пациентом психиатрической лечебницы. Таким образом, хотя сам Гиммлер и знал о его прошлом, но держал его в секрете.

Два месяца спустя Вилигут официально был назначен главой отдела древней истории и доисторических времён в Rasse- und Siedlungshauptamt (Центральном управлении по вопросам расы и переселения), располагавшемся в Мюнхене. С этого времени сотрудничество Гиммлера с его советником по древним традициям становилось всё более тесным. В апреле 1934 года Вайстору было присвоено звание штандартенфюрера (полковника) SS. Хотя эта ветвь Allgemeine SS (общих SS) не требовала военной квалификации, являясь скорее «рыцарским орденом», чем боевым подразделением, факт того, что Вилигут носил звание полковника в австрийской армии, и храбро проявил себя на войне, укрепил его положение в организации Гиммлера.

Материалы Вилигута продолжали печататься в журнале фон Бюлова «Hagal» до 1935 года. Весной этого года Вилигут был перемещён из Мюнхена в Берлин, обосновавшись в собственном особняке по улице Каспара Тайса, 33, и стал членом личного штаба Гиммлера. Хотя работа Вайстора и была во многих отношениях близка к работе Ahnenerbe (отдела SS, занимавшегося исследованием германского наследия и культурной истории, основанного летом 1935 года), в сущности, его труды велись отдельно от этого института. Вилигут работал на Гиммлера лично, в то время как Ahnenerbe был частью большей структуры, отвечающей более объективным академическим канонам.

В числе значимых проектов, в работе над которыми участвовал Вилигут, значатся концепция о замке Вевельсбург как о «центре мира»; разработка перстня SS; создание различных ритуалов и разработка ритуальных предметов для церемоний SS; и кроме того, беспрерывный поток докладов эзотерического толка по теологии, истории и космологии, попадавшие, главным образом, лично к Гиммлеру.

Замок Вевельсбург – строение XVII века, расположенное подле Бюрена в Вестфалии. Впервые Гиммлер увидел замок в 1933 году, во время партийной командировки. Неясно, сопровождал ли его в той поездке Вилигут, но несомненно, что полковник оказал значительное влияние на Гиммлера в осмыслении роли замка как центрального штаба рыцарского ордена SS (Хюзер 1982: 33, 40). Вскоре после того, как Вевельсбург был передан в собственность SS, он стал штабом Gesselschaft zur Förderung und Pflege deutscher Kulturdenkmäler (Общество развития и сохранения германских памятников культуры), и постепенно был преобразован в «Нордическую академию» идеологического образования – или центр посвящения – лидеров SS. Значение крепости всё более переосмыслялось в пользу «орденского замка» (Ordensburg), и он был перепланирован так, чтобы стать местом отправления ритуалов и церемоний, предписанных внутреннему элитному кругу SS Гиммлера.

Центром этого культа была северная башня замка. Нижнее её помещение, склеп, стало именоваться «Вальхаллой» – Чертогом павших. Над ним помещался покой с колонами, на полу которого помещён наиболее узнаваемый символ Вевельсбурга:

Этот колонный зал должен был стать главным ритуальным покоем рыцарей ордена SS, к созданию которого обратили свои помыслы Гиммлер и Вилигут. Замок должен был превратиться в главный командный центр культурных, а также и военных операций по расширению новой арийской империи, и, в представлении Гиммлера и Вилигута – бастионом против вторгающихся с востока «недочеловеков» – большевиков.

Вевельсбург стал обширным хранилищем всевозможных традиций и ритуалов SS, их инвентаря. К концу войны, когда американские войска приближались к этой области, замок был взорван эсесовцами по приказу Гиммлера 31 марта 1945 года. Три дня спустя американские отряды захватили объект. Что касается множества материалов и документов, хранившихся в замке, то они либо были изъяты перед подрывом здания, либо похищены жителями окрестных деревень в три дня между взрывом и приходом американцев; остальное досталось американским солдатам.

Важнейшим культовым предметом SS был «перстень мёртвой головы», Totenkopfring. Считается, что разработал их Вилигут (Хунгер 1985: 164). Вот что говорит текст документа, вручаемого эсесовцу вместе с перстнем:

Я вручаю тебе перстень мёртвой головы SS.
Это Знак верности нашему Фюреру, наше неукоснительное послушание старшим и неколебимые единство и товарищество.
Мёртвая голова – знак готовности в любое время рисковать собственной жизнью ради жизни коллектива, как целого.
Руны напротив мёртвой головы – святые знаки нашего прошлого, с которыми мы снова связаны философией Национал-социализма.
Две руны Зиг символизируют имя наших охранных отрядов (Schutzstaffel).
Свастика и руна Хагал направляют к непоколебимой вере в победу нашей философии.
Перстень окружён дубовыми листьями, листьями древнего дерева германцев.
Перстень не может быть продан, не дозволяется передавать его.
С твоим уходом из SS или из жизни, перстень должен быть возвращён райхсфюреру SS.
Копии и имитации караются по закону, и ты должен защищать перстень от них.
Носи его с честью!
Генрих Гиммлер.

По словам Хюзера (1982: 66-67), перстни эсесовцев, погибших в бою, хранились в специальном месте в «Вальхалле» Вевельсбурга; кольца эсесовцев, ушедших при других обстоятельствах, обычно расплавляли. Хюзер также сообщает о «сотнях» перстней, переживших взрыв замка и пожар, а также набеги местных жителей, впоследствии разграбленных американскими солдатами.

 

Видимо, Вилигут способствовал и созданию ритуалов SS, разработке церемониальных предметов, использовавшихся в этих ритуалах. Полное описание ритуала имянаречения, разработанного Вилигутом для новорождённого сына Карла Вольфа, было обнаружено в архивах SS. На этом ритуале присутствовал и лично Гиммлер. Перевод этого документа приведён в приложении C в этой книге. Вилигут возглавлял и другие  подобные ритуалы в Вевельсбурге (Гудрик-Кларк 1985: 187). Кажется, большей частью разработка ритуалов была сосредоточена на церемониях бракосочетания эсесовцев. Евгенический аспект этих церемоний требовал от эсесовца и его невесты доказать своё арийское происхождение до, по крайней мере, 1750 года. Одним из разработанных Вилигутом предметов была чаша, в которой жениху и невесте подносились хлеб и соль – на крышке этого сосуда была начертана «слово-сигила Got».

Это руновязь (GOT) (Хунгер 1984: 164). Комендант Вевельсбурга, Манфред фон Кноббельсдорф, с энтузиазмом внимал Вилигуту и следовал многим обрядам его традиции.

Один из наиболее важных и таинственных аспектов оперативной «магической» работы Вилигута проявился в упоминавшихся ранее загадочных Halgarita-Sprüche («Речениях Хальгариты») – эти мантры традиции Вилигута были нацелены на усиление наследственной памяти и содействие новому возрождению веры ирминизма. Их полное собрание, почерпнутое из архивных материалов, дано на страницах этой книги.

В 1933-1939 годах Вилигут составил некоторое число докладов Гиммлеру, на такие темы, как эзотерическая религия, теология, история и даже политический курс. В одном из документов обрисована идея Вилигута о необходимости заново конфисковать собственность коренных последователей древней веры, присвоенную церковью (Хюзер 1982: 205).

В эти весьма деятельные годы Вилигут уже был пожилым, шестидесяти-семидесятилетним мужчиной. Его здоровье и общий жизненный тонус, очевидно, плохо соответствовали лихорадочному ритму сердца немецкой национал-социалистической бюрократии, так что доктора SS «прописывали» ему наркотические средства. Кажется, следствием этих препаратов стали определённые изменения личности,  включающие всё возрастающую зависимость полковника от табака и алкоголя.

На протяжении жизни Вилигут знакомился со многими другими известными эзотериками национализма. Некоторые из них, видимо, стали его учителями, многие – учениками, а другие – коллегами. Неясно, в какой мере Вилигут был знаком с Гвидо фон Листом и Ланцем фон Либенфельсом. Его связь с последним, вероятно, была сильнее, поскольку многие из его знакомых были членами ONT. Определённо, что ближайшими учениками Вилигута были Эмиль Рюдигер и Фридрих Тельчер, в своих публикациях развивавшие далее идеи системы Вилигута. Но помимо них есть и другие, заслуживающие рассмотрения персоны, с которыми Вилигут встретился в годы службы в SS.

Одним из наиболее загадочных членов SS был Отто Ран (1904-1939). Молодым человеком, во второй половине 1920-х, первой половине 1930-х Ран занимался в пиренейском районе южной Франции изучением истории секты катаров, и исследованием вероятности того, что Святой Грааль был частью их всё ещё сокрытого сокровища. В 1933 году он опубликовал свой важнейший труд: «Kreuzzug gegen den Gral» («Крестовый поход против Грааля»). Но в середине тридцатых годов финансовые проблемы вынудили его вернуться в Германию, где, в апреле 1936 года, захваченный национал-социалистическим движением, он вступил в SS. Ран был лично знаком с Вилигутом, а гражданским сотрудником SS стал ещё за год до того. Он незамедлительно был введён в персональный штаб райхсфюрера SS, и там работал в тесном сотрудничестве с Вилигутом. За Раном, как и за Вайстором, при вступлении в SS водилась личная тайна. Дело в том, что Ран был гомосексуалистом, что в случае обнаружения могло привести к смертному приговору. Во время службы в SS Ран предпринял исследовательские поездки по различным уголкам Германии и даже Исландии, хотя на юге Франции с официальной экспедицией SS он никогда не был, как о том иногда говорят. В 1937 году Ран опубликовал вторую книгу: «Luzifers Hofgesind: Eine Reise zu Europas guten Geistern» («Двор Люцифера: путешествие к добрым духам Европы»). Это своего рода эзотерический дневник путешествий, в котором Ран говорит о значении различных ландшафтов и построек на юге Франции, в Италии, Германии и Исландии. Ран также читал лекции в кругах SS, на тему «Luzifers Hofgesind», о Люцифере – носителе просвещения, противнике еврейского бога, и о свите Люцифера, включающей всех тех «добрых духов», что сражаются за дело просвещения. Отношение и Вилигута и Гиммлера к Рану было весьма доброжелательным. Гиммлер старался предоставить Рану любую возможность выжить в SS перед лицом настойчивых донесений о его гомосексуальности. Вероятнее всего, Ран решил, что обречён на бесчестный конец в SS, и, чтобы не допустить этого, отправился в горы возле Зёль, в Австрии, и, опьянённый алкоголем, позволил зимнему холоду забрать его жизнь. Гиммлер лично скорбел по поводу гибели Рана.

Другой эзотерик, с которым Вилигут был в хороших отношениях – Гюнтер Кирххоф (1892-1975). На первый взгляд их сотрудничество может показаться маловероятным, поскольку Кирххоф был членом Общества Гвидо фон Листа. Вилигут начал вести переписку с Кирххофом с весны 1934 года, и с энтузиазмом докладывал Гиммлеру о трудах Кирххофа. Благодаря этой рекомендации, Гиммлер оказывал Кирххофу поддержку, однако институт Ahnennerbe, имевший высокие научные стандарты, отверг сочинения Кирххофа как «игру воображения». Всё же, Гиммлер продолжал поддерживать Кирххофа, писавшего доклады об эзотерических материях райхсфюреру SS вплоть до 1944 года. Многие идеи Кирххофа, кажется, были почерпнуты из трудов Листа и/или Вилигута; всё же, его штудии о геомантии, совмещённой им с эзотерической геополитикой, делают его работы достойными внимания. К концу жизни Кирххоф написал основанный на его теориях анализ событий, озаглавленный «Das politische Rätsel Asien aus Ortung erschlossen» («Политическая загадка Азии и её решение посредством локаций») (Мунд 1982: 260-274). Основная идея этой работы заключается в том, что определённые места силы на поверхности земли расположены в соответствии с гексагональным узором, и знающие об этом секрете могут использовать его к собственной выгоде. Эта теория описывает австрийскую Вену как ключ к контролю над Азией, и объясняет тайное отношение Вены к определённым «местам силы» в центральной Азии.


Другие эзотерики тех дней встречали у Вилигута не такой радушный приём. Говорят, что именно в результате влияния Вилигута Эрнст Лёйтерер был арестован и интернирован в концентрационный лагерь. Как замечают обозреватели, личная мифология Лёйтерера, была подобна традиции Вилигута. В 1911 году, под именем «Тарнхари» (Скрытый Глава), Лёйтерер написал старому мастеру, Гвидо фон Листу, рассказав о том, что он является главой тайного клана Вёльсунгов полубожественного героя Зигфрида. Эта переписка описана в официальной биографии Гвидо фон Листа (авторства Йоханнесом Бальцли), опубликованной в 1917 году10. Впоследствии Лёйтерер-Тарнхари стал членом Общества Гвидо фон Листа. О природе столкновений между Вилигутом и Лёйтерером здесь можно поразмыслить.

Итальянский эзотерик Юлиус Эвола (1898-1974) – ещё одна фигура, с которой у Вилигута возникли разногласия. Во второй половине 1930-х Эвола выступал с лекциями в Германии, и SS организовали расследование с целью выяснения его идеологической совместимости с Национал-социализмом. Вилигуту было поручен оценить труд Эволы «Heidischer Imperialismus» («Языческий империализм», 1933) и его лекции. В докладе, датированном 2 февраля 1938 года, Вилигут заключает, что Эвола совершенно невежественен в правдивой германской эзотерической истории и традиции (в видении Вилигута), а его средиземноморская философия имеет фундаментальные отличия от философии севера. Рекомендации Вилигута были приняты к сведению, и дальнейшая деятельность Эволы в Германии официально порицалась (Гудрик-Кларк 1985: 190; Мунд 1982: 275-277, 280-284).

Отставка и смерть
(1939-1946)


Полковник продолжал оставаться фаворитом Гиммлера, но, по-видимому, в SS  у него были и многочисленные недруги. Историк Ульрих Хунгер (1984: 169) сообщает о существенном противостоянии Вилигута и других «эзотерических рунологов» из Ahnenerbe, а также некоторых влиятельных лидеров SS. Начальник личного штаба Гиммлера, Карл Вольф, определённо имел веские причины для подозрений. В ноябре 1938 года он навестил жену Вилигута, Мальвину, в Зальцбурге. Там он узнал о признании Вилигута умственно неполноценным, и тем открыл другим недоброжелателям Вилигута в SS доступ к компрометирующему свидетельству. Старый полковник превратился во внутреннее политическое бремя. В феврале 1939 года Вольф распустил штат Вилигута и принял его отставку. Официальной датой отставки значится август 1939 года, а причиной указаны плохое здоровье и преклонный возраст. Сообщается, что Гиммлер сентиментально сохранял эсесовский перстень Вилигута, его ритуальный нож и меч (Гудрик-Кларк 1985: 190).

Спустя всего месяц после отставки Вилигута немцы вторглись в Польшу, запылал огонь Второй мировой войны. «Распутин Гиммлера» на всё время войны оказался наедине с забвением и неважным здоровьем. Эльза Балтруш, бывшая членом персонального штаба Гиммлера, была назначена его «домоправительницей». Она оставалась верной Вилигуту до его смерти. Вначале им была предоставлена квартира в Ауфкирхен, но в мае 1940 года они смогли переехать в Вердерхоф, в легендарный  для Вилигута город Гослар. К несчастью, эти квартиры в 1943 году были реквизированы медицинскими властями, и жильцам пришлось переехать в эсесовский гостевой домик на озере Вёртерзее в Австрии. В конце войны Вилигут был передан в лагерь беженцев британскими оккупационными войсками. Оттуда ему было позволено вернуться в Зальцбург, но там он оказался несчастлив в окружении семьи, для которой он стал чужим. Получив необходимые документы, с семьёй фрау Бальтруш он отправился в Арользен на севере Германии. К этому времени Вилигут лишь периодически приходил в сознание, и, как, говорят, бесконечно повторял свои мантры. По приезду в Арользен, на Рождество 1945 года, Вилигута настиг приступ, и в семь часов утра 3 января 1946 года он умер. Он похоронен на кладбище в Арользене.

 

Стефен Флауерс «Тайный Король»


© Ex Nord Lux DIGITAL, 2010—2017