Авторы:
 

Археофутуризм - Спорт как цирк

Опубликовано: 23 июля 2015

Спектакль спорта оправдывают тем, что он предотвращает войны, устраивая мирные и символические конфликты, нейтрализует тем самым националистический угар. Однако история футбола демонстрирует обратное — столкновения между фанатами и хулиганами подпитывают националистическую угрозу. В Европе национализм и шовинизм, которые должны бы были исчезнуть, вместо этого подпитываются поддержкой национальных футбольных команд…

Легко отметить отупление и инфантилизм, вызванные этим гневом в спорте. Больно смотреть на мужское, а теперь и женское население, страстно обсуждающее игру команды, никак не влияющую на их жизни или их страну. Вниманием народа овладевают бесплотные и несущественные проблемы.

Спорт также поощряет деструктивное очарование грубой физической силой, противостоящей свойственной солдату физической смелости или даже «физической форме», ведь тело великих атлетов часто изуродовано чрезмерными тренировками и допингом. Общество компенсирует недостаток физической смелости, заискивая перед бессмысленными количественными физическими выступлениями. Этот культ количественного поведения, побочный продукт неограниченного материализма — одержимость вопросом, кто же самый быстрый, высокий, мускулистый и выносливый и т. д. — находит своё выражение в необсуждаемой области рекордов. Атлеты, побившие физические рекорды, приходят к триумфу: подлинное озверение человека, отрицание его интеллектуального измерения. Ведь, в конце концов, любой заяц, борзая, лошадь или страус всегда победят Бена Джонсона в беге на короткие дистанции; любой шимпанзе побьёт Тайсона, мирового чемпиона по боксу в тяжёлом весе; в прыжках в высоту никто не превзойдёт сокола с его результатом в 5550 метров.

Можно возразить, что есть виды спорта, требующие ума, навыков и смелости: теннис, катание на лыжах или плавание под парусами. Без сомнения, но разве два парня, кидающие друг в друга мячик через сетку, заслуживают столько внимания СМИ? Разве цирковые выступления воздушных акробатов или укротителей львов не столь же восхитительны? Что касается экстремальных видов спорта — трансатлантических регат, пересечения Антарктики пешком (интересно, когда её перейдут на руках?) или Тихого океана на вёслах — в них есть какая–то бессмысленность, скука и пустота. Не зная, что делать дальше, давайте что–нибудь изобретём, давайте обдуманно рискнём, чтобы спонсоры и СМИ заметили нас. Когда–то в четырёхмачтовой регате по перевозке рома был смысл: нужно было перевезти этот продукт как можно быстрее, чтобы первым выйти на рынок. Сегодня такого рода регаты — бессмысленные выступления, не имеющие никакой цели, пустые задания, хорошо оплачиваемые шоу и ничего более — по сути, это глобальные цирковые представления без смеющихся клоунов.

Довольно интересно, что единственные оставшиеся интересные виды спорта — этнические, не распространяемые на глобальном уровне: например, пелота 86 басков.

Следует ли нам порицать спорт? Нет, если понимать его как физическое упражнение для любителей, если он служит разумному развитию тела или тренировке для боя. В этом случае спорт имеет цель, имеет значение. Олимпийские игры Древней Греции, ныне совершенно потерявшие свое оригинальное значение, не были никаким «спортивным мероприятием» — они были одним из видов военной тренировки. На Олимпийских играх не было профессионалов, только любители.

Глобализованный спортивный спектакль современности выполняет две функции: он поощряет ложный и инфантилизирующий энтузиазм по отношению к несущественным событиям, нейтрализующим идеологическое и политическое сознание людей; он питает новый сектор индустрии развлечений, создающей очень мало рабочих мест, но часто служащей прикрытием для мафиозных структур и мобилизующей огромные финансовые ресурсы, на которых многие наживаются.

Какое же место здесь занимает коррида? Ну, это не спорт, это коррида.

 

Гийом Фай - Археофутуризм


© Ex Nord Lux DIGITAL, 2010—2017