Авторы:
 

Царство Солнца

Опубликовано: 31 марта 2010

В одном из номеров журнала Illustrert Vitenskap («Иллюстрированная наука»), № 2 этого года была опубликована статья Флемминга Кауля о скандинавской религии бронзового века. Эта статья содержит множество сомнительных заявлений о сущности религии наших предков.

Примечательно, что современные археологи никогда не видят вещи в более широком контексте. Они говорят о скандинавской религии так называемой «эпохи викингов» так, как если бы она не имела ничего общего со скандинавской религией бронзового века, и наоборот. Кауль пишет, что религия бронзового века возникла только за тысячу лет до того, как мы вступили в эпоху, называемую Каулем «тёмной», в которой мы перестали создавать символы бронзового века. Далее он заявляет, что через тысячу лет после окончания скандинавского бронзового века (около 500 лет до начала нашего летоисчисления) стали появляться совершенно иные виды религиозных изображений. Кауль говорит, что он смог найти очень мало общего между религией бронзового века и религией эпохи викингов. Он упоминает изображения коней, которые возят Солнце и Луну по небу, но при этом добавляет, что в религии эпохи викингов они играли только незначительную роль.

Кауль также пытается воссоздать ритуал поклонения Солнцу бронзового века путем трактовки символов того времени. И хотя сложно возражать против чьих-то плодов воображения или фантастических реконструкций того, что принадлежит прошлому, я оспорю его утверждение, что, например, во время этих ритуалов мужчины надевали на пенис футляры (!). Я хотел бы напомнить Каулю и всем остальным, что большие фаллосы, изображенные на наскальных рисунках этого периода, обычно интерпретируются как символы плодородия и не более того. Если же, как он утверждает, люди одевали какие-то футляры, то где же все эти футляры среди археологических находок? Меня приводит в недоумение то, что этот Кауль не может увидеть очевидную связь между наскальными изображениями символов фаллоса и изображением фаллоса Фрейра в искусстве эпохи викингов.

И здесь я подхожу к главному, к цели этого текста: я хочу сказать, что религия скандинавских германских народов бронзового века, религия железного века и религия эпохи викингов - это одно и то же (равно как и религия скандинавских германских народов каменного века).

Первое, что каждый, включая так называемых специалистов вроде Кауля, должен понимать, - это то, что скандинавская (индоевропейская) религия не является догматичной. У нас нет идей, за которые мы будем цепляться, сколь неверными они бы ни оказались, как иудеохристианские религии. Это значит, что наша религия меняется так же, как меняемся мы сами; она развивается вместе с нашим развитием и развитием нашей культуры. Это становится наиболее очевидным при рассмотрении развития нашего высшего религиозного символа - символа Солнца. В начале, в каменном веке, он был просто кругом; затем ближе к бронзовому веку он получил развитие, став кругом с ещё одним кругом внутри; затем появился круг с меньшим кругом и крестом внутри (солнечное колесо); круг с крестом внутри (солнечное колесо); далее - неполный круг с крестом внутри, который постепенно трансформировался в то, что сегодня мы знаем как свастику (Hakenkreuz, Hooked Cross, Fylfot Cross, молот Тора и т. д.).

С началом железного века этот символ приобрел известную нам сейчас форму и использовался наиболее широко, в первую очередь в узорах и орнаментах на одежде и украшениях. Почти вся одежда той эпохи украшена каким-либо видом свастического узора или орнамента.

Другим символом, изменявшимся на протяжении времени, был молот Тора. Вначале он был просто палицей, известной лучше всего из греческого ответвления индоевропейской религии, точнее говоря - из мифов о Геракле (Геракл - греческий аналог имени Тор). Затем он описывался как топор. Окончательная версия - молот - появилась ещё позже, возможно, в начале эпохи викингов.

В бронзовом веке скандинавы считали своё лесное божество Видара (праскандинавский *WîdaharijaR) рогатым богом. Они приносили ему в жертву рогатых животных и видели в них символ дикой и необузданной природы и, соответственно, символ бога дикого леса. В эпоху викингов Видар утратил свои рога. Аналогичное божество можно найти и в других религиях: греческое, римское и кельтское имена этого общего индоевропейского божества - соответственно Пан, Фавн и Кернуннос; и, как известно, у этих божеств были рога. Другими словами, ритуал бронзового века, когда жрецы надевали рогатые шлемы, символизирующие лесного бога - это просто более древняя форма той же самой религиозной практики железного века и эпохи викингов. То, что они перестали надевать рогатые шлемы, не означает, что появилась иная форма религии.

Из скандинавско-германской мифологии мы знаем, что дед Одина (Вотана) - это бог Неба, именуемый Бури, Туисто или Туискон. Этот бог представлял собой небо, а его ладони - Солнце и Луну. Его женой была богиня Земли по имени Эрто (Erþo, она же Йорд). Туисто и Эрто - это два древних божества нашей расы. Чем дальше в прошлое мы возвращаемся, тем больше мы находим изначальных описаний этой божественной пары. Поначалу они были единственными богами. Но по мере того, как наша культура становилась сложнее и глубже, мы открывали новые религиозные горизонты. Мы стали давать имена разным проявлениям Природы. Мы дали рождение сыновьям и дочерям бога Неба и богини Земли, и мы назвали их именами. В бронзовом веке у нас был большой пантеон: Вотан (Woutan, т. е. Один), Тонарион/Тунраз (Þonariôn/ÞunraR, т. е Тор), Альгиз (AlgiR) и Фильтина (Filþina), Нертус (Nerþus), Фаиргуни (Fairguni) и другие хорошо известные божества. Роль Вотана в то время ещё отличалась от той, которую он получил в истории. В то время главным богом мог быть Туисто (Тюр), а Вотан был лишь богом мёртвых и богом мистического посвящения. Хотя в действительности все они были просто олицетворением разных сторон единых бога неба и богини земли. В те времена, когда началась эпоха викингов, эти божества несколько изменились в соответствии со своей иерархией и ролью в нашем обществе. Но некоторые пошли в своём развитии ещё дальше. Наш Нертус трансформировался в мужское и женское божества, называемые Ньёрд (Njörðr) и Ньерд (Njerð). Вотан стал уже не только богом мёртвых и богом мистического посвящения, но также и богом ораторского искусства, мудрости и войны. Наша религия изменялась и развивалась, но это по-прежнему была одна и та же религия, основывающаяся на одних и тех же принципах!

Корабль и конь, змея и солнце, символы плодородия, молот (палица или топор) всегда были важнейшими символами в нашей религии, и неважно, говорим ли мы о более древних или же о более молодых её формах. Однако Кауль в своей статье утверждает, что не видит никакой связи между религией бронзового века и религией эпохи викингов. Ну что ж, я прежде всего хотел бы подчеркнуть, что «Эдду» едва ли можно назвать именно религиозным произведением эпохи викингов. Возможно, в «Эдде» заложены мифы, но не религия. Если мы хотим узнать о том, как наши предки практиковали свою религию в эпоху викингов, мы должны изучать исторические источники и, что более важно, народные традиции германских стран.

К большому разочарованию иудеохристиан, мы никогда не прекращали практиковать нашу религию. Нас заставили переименовать наших богов, назвать их «святыми», «богом» или «Иисусом», или ещё как-нибудь, но мы никогда не оставляли религиозную практику. Это видно из того факта, что почти 99 % всех традиций, торжеств и празднеств современности уходят корнями в нашу собственную языческую культуру. Вряд ли какая-то традиция или религиозный праздник реально имеет что-то общее с иудеохристианством, будь это пасха, рождество (Йоль), день св. Ханса (зимнее солнцестояние), Хэллоуин или что-либо иное.

Религиозная практика развивается и видоизменяется со времен эпохи викингов. Сегодня, например, на празднование пасхи в европейских странах приносят апельсины как символы Солнца; во время празднования Йоля мы приносим домой целые деревья вместо нескольких веток; при праздновании летнего Солнцестояния мы разжигаем огромные костры вместо множества небольших огней вдоль побережья (чтобы создать впечатление Брисингамена - ожерелья Фрейи); мы разрешаем детям наряжаться страшными существами вместо того, чтобы раскрашивать свои тела пеплом и ходить подобно ожившим мертвецам, пугая и наказывая тех, кто этого заслуживает (мы называем это Хэллоуином, обычаем ходить «ряжеными»), и т. д.

Но хотя мы всё ещё отмечаем языческие праздники, мы уже не знаем, зачем мы это делаем, какой сакральный смысл вкладывается в каждое действо. Вот что удалось уничтожить иудеохристианству, и таким образом оно ухитрилось уничтожить наш смысл жизни, но это уже другая тема. Здесь же я говорю о том, что трудно понять, почему кто-то вроде этого Флемминга Кауля не в силах увидеть это, и почему он и его коллеги пропагандируют нечто явно ложное. Мы стараемся возродить языческое самосознание в нашем народе. Мы хотим, чтобы люди праздновали свои торжества и праздники в их истинном смысле и с пониманием того, что и зачем они делают. Мы хотим возродить дух прошлого и стремление нашего народа жить по законам природы. Мы ищем сведения о том, как предки справляли свои ритуалы в минувшие дни, чтобы лучше понять наши праздники.

Флемминг Кауль и его коллеги явно имеют другие мотивы для изучения того, какой в прошлом была наша религия. Заявление, что религия бронзового века насчитывала лишь тысячу лет, а после этого её сменила «тьма», смехотворно; это, помимо всего, ещё и попытка подорвать нашу работу по духовному возрождению. Таким образом они хотят заставить всех поверить, что религия эпохи викингов, вера в Тора, Одина, Валхаллу и прочее - всё это было лишь «идеей фикс», родившейся в то время, когда люди ни с того ни с сего испытали потребность в подобной религии. Флемминг Кауль с коллегами хотят убедить нас, что иудеохристианство старше, чем наша языческая религия, и таким путем утвердить существование «такой древней» (еврейской) веры. В то же время они ещё и стараются осмеять и опошлить наши слова о многотысячелетних традициях религии нашей крови. Простите, но я не собираюсь терпеть эту попытку продолжить надругательство над священными основами и принципами нашей расы и культуры, нашей религии и вообще всего, что принадлежит нам. Мы будем говорить нашим людям правду, мы возродим нашу религию - столь же древнюю, как и сама наша раса - и мы вернём Бальдра после тысячелетнего духовного Рагнарёка. Мы наши золото прошлого в зелёной траве, мы нашли путь наших предков и дух, за который они сражались. В прошлом веке возвращение Бальдра называли национал-социализмом. Сегодня мы называем его одализмом. Царство Солнца вернулось, чтобы сокрушить иудеохристианскую империю тьмы! Да здравствует возвращение Бальдра!

27 января 2001 г.

 

Статья из книги Варга Викернеса «Речи Варга 2»


© Ex Nord Lux DIGITAL, 2010—2017